Автобиография

«Если бы меня спросили, какая самая сильная черта моего характера я бы

ответила доверчивость,

а если бы меня спросили, какая самая слабая черта моего характера, я бы

ответила доверчивость».

 

Родилась в 1938 году в Таганроге (по случайному стечению обстоятельств), поскольку в этом городе мои родители не проживали, а были там проездом. Остается утешаться тем, что там же появились на свет Антон Павлович Чехов и Фаина Раневская. В недельном возрасте вернулась в Москву. Далее - война. Из Москвы на четыре долгих года - в Новосибирск.
 

Теперь о моих корнях:

Отец, Моргулис Григорий Львович, - талантливый инженер, отозванный с фронта, один из разработчиков знаменитой “Катюши” на тоже знаменитом Сибсельмаше (отсюда и эвакуация в Новосибирск). Мама, Морякина Нина Васильевна, - внучка исконно русского купца первой гильдии, державшего на орловщине всю корабельную пеньку, но поставившего своей целью перевести детей в дворянское звание, которой и достиг. Достаточно сказать, что все его дочери, мои бабушки, кончили Сорбонну и сделали блестящие партии. Одна из них, например, была замужем за внуком поэта Апухтина. В имении Апухтина (в подмосковном Пушкино) на полочке прямо над моей кроватью стояли песочного цвета томики стихов этого поэта. На этой же полке стояли также ноты, написанные рукой Чайковского, близкого друга поэта, гостившего в имении Апухтина и сочинявшего романсы на его стихи. Позже мы   подарили эти реликвии в Клин, в музей П.И.Чайковского.

С детства начала сочинять стихи. И хотя Пушкина из меня не получилось, своя Ирина Родионовна у меня была -  это моя няня Матрена Филипповна. Матрена Филипповна прошла путь от деревенской девчонки до шефповара русской кухни у известнейших русских князей-меценатов Ливен. В доме князей гостили то художник Валентин Серов, то Федор Шаляпин, то граф Лев Николаевич Толстой. И всех моя няня лицезрела воочию.

В школе - первая ученица, но без медали, из-за того, что лимит на них на мне кончился. Всегда помню и горжусь, что была любимой ученицей выдающегося педагога по литературе - Петра Михайловича Третьякова, из семьи тех самых Третьяковых, подаривших Москве картинную галерею. Петр Михайлович в мое время был уже старым человеком, но высоким, необыкновенно красивым, с гордой, прямой спиной. Тургеневский дух витал в классе на его уроках.
Окончила я дефектологический факультет Московского Педагогического Института им. В.И.Ленина. На факультете тоже первая ученица, но не только без повышенной стипендии, а без всякой, т.к. меня уговорили в деканате пожертвовать ее нуждающимся более, чем я. Даже диплом мне выдали красный, о чем написано красными буквами, но на обложке синего цвета (вот такая дискриминация - почему не знаю!). Заняться дефектологией мне посоветовал отец, аргументируя это тем, что она сочетает в себе - желание помогать обездоленным и филологию, которой я очень увлекалась.
Во время обучения в институте - вылазка на целину. Тоже отдельный рассказ, который включен мной в книгу «Беседы со специалистами». Целина оценивается теперь памятью как школа мужества.

Затем - работа в НИИ неврологии АМН СССР, под руководством замечательного ученого Эсфири Соломоновны Бейн. Попав к ней буквально с улицы, я встретила теплый, а, главное, деловой прием. Мастер-класс в этом институте я проходила 3 года на общественных началах, причем, вела больных, как и все штатные работники. Там же начала работать над кандидатской диссертацией («Некоторые особенности аграмматизма у больных с афазией»), которую позже в 1976 году, защитила под руководством Э.С.Бейн. Бесконечно ей за все благодарна. Начиная с 1968 года я стала «соучастником» создания Центра патологии речи, инициатором чего был проф. В.М.Шкловский, которому также благодарна за так сложившуюся профессиональную жизнь. С Центром связана почти пол века жизни.

Параллельно с работой в Центре прослушала курсы лекций на факультете психологии в МГУ: А.Р. Лурия, Е.Д.Хомская, Л.С. Цветкова. Впоследствии много раз слушала их на разных форумах. Так приобщилась к нейропсихологии, с которой более не расставалась. Связываю также свой профессиональный рост с работой над нейролингвистической классификацией афазий, проделанной совместно с психиатром Татьяной Глезерман, которая дала мне чрезвычайно много в плане широты осмысления разных проблем. Это соавторство дорогого стоит. 

Работая в Центре, долгие годы вела больных, затем стала консультировать сотрудников по методическим вопросам и преподавать. Основное место преподавания - созданный при Центре Институт дефектологии и медицинской психологии. В нем проходят повышение квалификации специалисты, работающие в области патологии речи - дефектологи, психологи, врачи. Их объединение в одной аудитории оправдало себя на практике. В завоевании Институтом репутации солидного образовательного учреждения большая роль принадлежит талантливому проректору и близкому другу Любови Юрьевне Лапидус.

Преподавание стало чуть ли не главной стороной моей профессиональной деятельности. Во всяком случае, я приобрела на этом поприще доброе имя. Преподавать люблю, причем, специалистам больше, чем студентам, хотя и последние меня немало занимают.
Спасибо коллегам других вузов, которые не забывают обо мне и приглашают меня преподавать.
Посчастливилось мне работать с такими замечательными людьми в профессии как выдающиеся отечественные ученые Елена Николаевна Винарская и Елена Павловна Кок. Считаю это подарком судьбы.

Е.П.Кок - блестящий ум, высокая принципиальность в научных позициях, порядочность, человечность и редчайший образец честнейшего служения науке, человеческой чистоты, оставивший весомый след в науке в виде знаменитой монографии «Зрительные агнозии».

Е.Н.Винарская - высочайший уровень знаний, четкий ум, принципиальность, отсутствие какой-либо чванливости. Ее научные труды - ценнейший вклад в науку.

Много почерпнула я и от других коллег, работавших в Центре:

Марк Владимирович Нольский — многолетний главный врач Центра. Его уже нет с нами. Он был настоящим наставником, любимым отцом сотрудников Центра, неврологом “голубых кровей”, творческим человеком.

Юрий Александрович Фукалов - соратник, нынешний умелый и мудрый главный врач Центра, сменивший на этом посту М.В.Нольского.

Издавна я подвизаюсь в жанре, который выдающийся детский невролог И.А. Скворцов определил как научно-поэтический. В нем написаны «Занимательная афазиология» и «Занимательная логопедия», “Занимательная грамматика». Смею считать, что, несмотря на шутливый тон, в котором они выполнены, в них нет фальсификации. По этой причине эти вещицы могут служить, как мне кажется, дополнительными методическими пособиями для студентов и некоторых специалистов.

Я люблю всех своих коллег, тем, кому помогла в науке, считаю своими детьми.  Молодые помогают жить и поддерживают ощущение востребованности.

Люблю «разгадывать» формы и причины патологии речи у разных больных (детей и взрослых), особенно тогда, когда случай сложный, запутанный. Люблю также находить пути помощи им.

Хочу осуществить все свои задумки - не только научные и методические, но и совсем другого характера - эссе-размышления о тайнах тайн души, жизни и смерти.
Докторскую диссертацию «Атипичные формы афазии» защитила поздно в 2002 году. К этому времени мои научные интересы сконцентрировались на всем, что в клинике разных видов патологии речи не соответствует принятому, канонам. Это настойчиво продолжало меня волновать и, наконец, разрешилось озарением, которое и прослужило причиной написания ныне монографии «Приобретение и распад речи» - думаю, моей лебединой песни.

Волею судеб я оказалась в Америке. Рассказ о ней и о профессиональных контактах с американскими коллегами - отдельная история. Стоит упомянуть о неоднозначной ситуации между наукой и практикой.
Вернувшись в Россию, сразу же, с головой окунулась в работу - преподавательскую, консультативную и опять-таки в написание статей и книг. Еще раз убедилась, что работать дома большое счастье!